Автор: Алексей Курганов



Арчибальд Арчибальдович Кокков вышел из трактира в превосходнейшем настроении: сегодня половой Ермошка подал ему великолепно прожаренного гуся, который был скушан Арчибальдом Арчибальдовичем с аппетитом и целиком, вплоть до вкусно хрустевших под зубами крылышек.



Арчибальду Арчибальдовичу было сорок два года, он носил пышные усы и начинающееся пузцо, работал старшим конторщиком (или, как говорится нынче по моде, эффектным менеджером) в компании «Кукк и сын», производящей парикмахерские принадлежности и проживал на собственной жилищной площади улучшенной конструкции. Карьеристом он не был, хотя по карьерной лестнице шагал уверенно и перспективно зарплату имел достойную и жениться ввиду молодости пока не собирался. Поэтому для удовлетворения своих мужских физиологических потребностей время от времени пользовался услугами женщин легкодоступного поведения, проявляя при общении с ними ласковость и великодушие. С друзьями же Арчибальд Арчибальдович был искренне щедр, весел и широк душой. Доходило до того, что некоторым своим товарищам он даже прощал долги, если они не выражались крупной суммой. В общем, жизнь его удалась, жаловаться было совершенно не на что.

Хорошо, подумал он, выйдя на широкое трактирное крыльцо и сладко, с хрустом, потянулся.
- Барин, подайте на пропитание, - услышал вдруг откуда-то снизу и удивлённо наклонил голову. На нижней ступеньке он увидел неопрятного сутулого человека. Кажется, это была женщина. По её заискивающему взгляду не составляло труда догадаться, что она испытывала телесные страдания и, может даже, давно не кушала.
- А, барин? – повторила женщина и протянула в его направлении сморщенную ладошку.
Арчибальд Арчибальдович внимательно посмотрел на ладошку и лучезарно улыбнулся. Эта протянутая ладошка, этот заискивающий взгляд, да и вообще вся сцена напомнила ему некий исторический фильм про тяжёлую жизнь рабочих и крестьян дореволюционной России. Ничего-то в жизни не меняется, с лёгкой грустью подумал он. Как были богатые и бедные, так всё и осталось. Классовое расслоение. И в этом вся она, суровая правда жизни.
- Три дня не емши.., - продолжила побирушка, и мутная слеза выкатилась из её скорбного правого глазика.
Арчибальд Арчитбальдович улыбнулся ещё раз. Улыбка была до того доброй и искренней, что увидев такую, неудержимо хотелось улыбнуться в ответ.
- Бог подаст, - ласково ответствовал он горемыке и лёгкой пружинистой походкой, выдававшей в нём человека, не чурающегося регулярных занятий физической культурой, сбежал с крыльца…


Источник: интернет-журнал «Красиво Сказано»

 

Читайте также:


2017 © ArtKis женский онлайн-журнал
Копирование любой информации сайта строго ЗАПРЕЩЕНО!